Гений и злодейство — две вещи несовместные…

«Гений и злодейство — две вещи несовместные…» Это знаменитая фраза из трагедии Пушкина «Моцарт и Сальери».

Совместимы ли гений и злодейство? Над этим философским вопросом бились много тысячелетий  лучшие философские умы.   Казалось бы, гениальность, талант – это дар Божий и вполне понятно, что Господь не отмечает  своей «печатью» злодеев, не одаривает  их гениальностью и талантами.  В этот философский спор вмешался и Пушкин, человек действительно гениальный.

Чтобы разобраться в этом споре, он воспользовался  журналистской сплетней о том, что менее гениальный композитор Сальери отравил   более успешного товарища по музыкальному цеху Вольфганга Моцарта.  Хотя официально и было сделано заключение, что композитор умер от острой просовидной лихорадки, вокруг его смерти ходило немало слухов и легенд.  Последняя легенда о том, что Моцарта отравил Сальери, родилась 30 лет спустя, когда старый, психически больной Сальери сам находился на смертном одре.  Говорили, что он признался в отравлении. Тут же имеется и другое признание, сделанное Сальери своему ученику Игнацу Мошелесу  в октябре 1823 года, когда тот посетил больного композитора.  Рассказ об этом посещении вдова Мошелеса включила в его биографию:

Пушкин был хорошо знаком с журнальными версиями смерти  Моцарта, и вероятно поверил в эти слухи.  Он мастерски изобразил психологический портрет завистника Сальери.  Говоря об известном драматурге своего времени Пьере Огюстене де Бомарше,  Моцарт отмечает:

Он же гений,

Как ты да я. А гений и злодейство —

Две вещи несовместные. Не правда ль?

Зависть оказалась сильнее. Сальери кидает яд в бокал Моцарта и потом задумывается:

Ты заснешь

Надолго, Моцарт! Но ужель он прав,

И я не гений? Гений и злодейство

Две вещи несовместные. Неправда:

А Бонаротти? Или это сказка

Тупой, бессмысленной толпы — и не был

Убийцею создатель Ватикана?

Здесь мы видим упоминание еще об одном слухе: якобы знаменитый скульптор Микеланджело Буонарроти умертвил натурщика, чтобы достовернее изобразить умирающего Христа. Еще один вопрос, заданный истории и историкам.