Лицейские друзья Пушкина

Царскосельский лицей может по праву гордиться своим первым выпуском. Он оказал огромное влияние на становление Пушкина как поэта и гражданина России. Этому способствовали не только талантливые педагоги, но и сами лицеисты, в числе которых были одаренные, умные, ответственные молодые люди. Пушкин посвятил немало добрых, а порою и шутливых строк своим друзьям – однокашникам.

Иван Пущин

Портрет Пущина«Мой первый друг, мой друг бесценный» – это, конечно же, Иван Иванович Пущин. Он был на год старше Пушкина. Познакомились они 12 августа 1811 года во время поступления в лицей. Во время учебы их комнаты находились рядом. Дружба, завязавшаяся между молодыми людьми в лицее, сохранялась на протяжении всей жизни.

По окончании лицея Иван Пущин решил стать военным и поступил в Конную артиллерию. Здесь он познакомился с членами тайных обществ и вступил в одно из них. Он был активным участником «Священной артели», в которую входили братья Муравьевы, Иван Бурцов, из товарищей по лицею – Владимир Вальховский, Вильгельм Кюхельбеккер (Кюхля).

Возникшие разногласия с Великим князем Михаилом Павловичем вынудили Пущина оставить военной службу в январе 1823 года. Он перешел служить в Петербургскую уголовную палату.

11 января 1825 года Иван Пущин первым из друзей и близких посетил Михайловское, где в это время жил Пушкин, чтобы морально поддержать друга, сосланного за вольнодумство. Иван Иванович привез ему комедию Грибоедова «Горе от ума» и рассказал о существовании тайных обществ. Но он ничего не сказал о готовящемся покушении на жизнь самодержца.

Иван Пущин всегда был в центе событий, связанных с подготовкой и проведением декабрьского восстания, за что и был сослан в Сибирь, в Читинский острог.

Мой первый друг, мой друг бесценный!
И я судьбу благословил,
Когда мой двор уединенный,
Печальным снегом занесенный,
Твой колокольчик огласил.
Молю святое провиденье:
Да голос мой душе твоей
Дарует то же утешенье,
Да озарит он заточенье
Лучом лицейских ясных дней!

Это стихотворение Пушкин посвятил своему другу, когда узнал о печальной судьбе своего товарища по лицею. Получив это стихотворение в ссылке, Иван Пущин в своем дневнике записал: «Отрадою отозвался во мне голос Пушкина».

Александр Сергеевич даже пытался ходатайствовать перед Николаем I о смягчении наказания Пущину, но получил отказ.

Дельвиг

Портрет ДельвигаАнтон Антонович Дельвиг был ленив, учился неохотно, за что был порицаем учителями и попадал в пушкинские эпиграммы. Но в нем рано проснулся интерес к литературному творчеству. По окончании лицея он был направлен в Министерство внутренних дел, где и прослужил до конца своих дней. Но это совсем не мешало ему заниматься литературной и издательской деятельностью.

Дельвигу Пушкин посвятил не одно стихотворное послание.

В одних журналах нас ругали,
Упреки те же слышим мы:
Мы любим слишком, да, в бокале
Топить разгульные умы.

Лицейскую дружбу Пушкин и Дельвиг пронесли до конца их недолгой жизни. Он был одним из трех друзей Пушкина, посетивших его в ссылке. Есть сведения, что Пушкин и Дельвиг встречались на Кавказе. Дельвиг умер рано, в 32 года.

«Смерть Дельвига нагоняет на меня тоску. Помимо прекрасного таланта, то была отлично устроенная голова и душа незаурядного закала. Он был лучшим из нас. Наши ряды начинают редеть», — написал Пушкин Плетневу, узнав о смерти друга.

Кюхля

Кюхельбекер на рукописи ПушкинаТак лицеисты прозвали долговязого, худощавого Вильгельма Кюхельбеккера. На первых курсах товарищи по лицею были безжалостны к нелепому, глуховатому Кюхле. Пушкин тоже не щадил его, донимал эпиграммами и шутками, на которые был большой мастер.

За ужином объелся я,
А Яков запер дверь оплошно
Так было мне, мои друзья,
И кюхельбекерно и тошно.

Эта эпиграмма стоила Пушкину дуэли, которая закончилась благополучно для обоих. Позволив Кюхельбеккеру выстрелить, Пушкин отказался стрелять под предлогом, что пистолет забился снегом. Потом друзья помирились.
Несмотря на насмешки, в глубине души все любили этого странного длинного паренька. Несмотря на свою неуклюжесть, он был способным к учебе, талантливым поэтом.

В своем посвящении на день Лицея Пушкин посвятил несколько строк и Кюхельбеккеру:

Служенье муз не терпит суеты;
Прекрасное должно быть величаво:
Но юность нам советует лукаво,
И шумные нас радуют мечты…
Опомнимся — но поздно! и уныло
Глядим назад, следов не видя там.
Скажи, Вильгельм, не то ль и с нами было,
Мой брат родной по музе, по судьбам?

Вильгельм Кюхельбеккер с отличием окончил лицей в чине титулярного советника. Его, как и Пушкина, зачислили в коллегию иностранных дел.

Кюхельбеккер тоже присутствовал на Сенатской площади во время декабрьского восстания, и даже пытался стрелять в генералов, однако его пистолет дал осечку.

Вильгельм Кюхельбеккер пережил Пушкина всего на 7 лет. Он умер в Тобольске от чахотки в 1846 году.

Иван Малиновский

Еще один из близких друзей Александра по лицею. Дружбу к Ивану поэт пронес через всю жизнь, а после роковой дуэли с Дантесом говорил:  «Отчего нет около меня Пущина и Малиновского. Мне было бы легче умирать».

Иван отличался  большой вспыльчивостью и получил прозвище «Казак». Он был сыном первого директора лицея, который умер в 1814 году. На похоронах присутствовали пять лицеистов, в том числе Пушкин. После окончания лицея Малиновский стал военным, дослужился до полковника и в 1825 году вышел в отставку. В 1834 году он женился на сестре Пущина.